Главная / Ольга Абрамова: Нужна воля к подлинному, а не фасадному реформированию

Ольга Абрамова: Нужна воля к подлинному, а не фасадному реформированию

Время от времени в той или иной профессиональной среде появляются слова, употребление которых возвышает говорящего над неприобщенными к таинству цехового сленга. У политиков это термины «дискурс», «парадигма», «кейс», выражения «в сухом остатке», «креативный класс» и т.д. У финансистов – «ликвидность», «волатильность», у экономистов – «кластеры» и т.д. У политиков вербальная мода вообще обновляется чаще всех. И если кто-то не владеет или не пользуется подобным словесным багажом, тот отстал от жизни. Как говорилось в скандальной московской рекламе, «кто не в «Прада» – тот лох!».

В последнее время политическими умами в Беларуси овладела жажда «модернизации». О модернизации не говорит и не пишет сегодня только ленивый.

В европейском «Диалоге о модернизации» участвует оппозиция, но отказываются участвовать официальные власти страны, которые единственные могут запустить реальный ее механизм. Однако и они начали говорить о модернизации как о приоритете государственной политики.

В этой связи достаточно вспомнить выступление президента Лукашенко на заключительном заседании Национального собрания 4-го созыва. Он высказался о грядущей модернизации в двух аспектах. Во-первых, вместо прежних скромных стратегических целей «экспорт, жилье, продовольствие» оратор поставил новую «колоссальную историческую задачу – модернизацию страны, прорыв страны в элитный клуб высокоразвитых стран».

Звучит пафосно. Но по-другому и быть не могло. Надо же попытаться мобилизовать сограждан, разочарованных в возможности власти изменить жизнь простых людей к лучшему, сплотить их вокруг каких-то ценностей.

«Стабильность» уже не греет слух. «Процветание»? Слишком абстрактно. А вот жить как в Европе и США – это да! Это тянет на нацпроект в отсутствие эффективной национальной идеи. Ежели кто поверит в этот лозунг, конечно.

Во-вторых, Александр Лукашенко предрек некую модернизацию белорусской политической системы. Как выяснилось, под ней он понимает не смену формы правления и характера политического режима, а фактически техническую для нашей страны процедуру – переход от мажоритарной избирательной системы (когда избиратели голосуют за персону) к смешанной (часть мандатов в парламенте получат «единоличники», часть – партии) или пропорциональной (выборы сугубо по партийным спискам).

Почему я называю смену типа выборов технической процедурой? А потому, что результат их в любом случае предсказуем. Достаточно посмотреть на исход множества выборов различных уровней не только у нас, но и в России. Опять же, в Китае, как когда-то в т.н. странах народной демократии, тоже есть квазимногопартийность.

Теперь вернемся к глобальной задаче модернизации страны. Сначала надо определиться с содержанием терминов. Как говорили античные философы, определив исходные понятия, избегнешь многих заблуждений.

Лет 5 назад я публично задала в Овальном зале вопрос вице-премьеру по экономике Андрею Кобякову: когда же мы приступим к модернизации страны? Он ответил, что мы уже несколько лет этим занимаемся. И в доказательство привел примеры, сколько и каких станков завезено в последние годы на те или иные предприятия Беларуси.

Но это – не модернизация страны, а модернизация промышленности (хотя и это понятие шире).

Польза от европейского «Диалога о модернизации» уже есть. Прежде всего, за счет бюджета «Диалога» оппозиция сможет сплотить вокруг себя экспертное сообщество (за вычетом академическим кругов, да и то их представители могут сотрудничать в «Диалоге» неформально, на уровне экспертных оценок). Затем, не только оппозиция, но и власти получат на выходе процесса системные рекомендации, программы по комплексной модернизации страны, равно как и сегментов и секторов общественной жизни. И те, и другие смогут включить предложения «Диалога» в свои предвыборные программы. А то стыдно вспомнить: в 2010 году ни у одного из альтернативных претендентов на пост президента, кроме Романчука, не было экономической программы. Да и у Романчука хорош был в основном слоган «Построим новое, сохраним лучшее!». Ну, еще про миллионы новых рабочих мест неплохо звучало.

Помимо названного, и оппозиция, и власть займутся самообразованием, знакомясь с итоговым экспертным продуктом.

Сам факт появления «Диалога о модернизации» стал вызовом официальным кругам. И Информационно-аналитический центр при Администрации президента совместно с рядом ведущих образовательных институтов только что объявил о запуске программы «Умные сети». Цель – поиск, отбор и обучение молодых аналитиков для органов государственного управления. Наконец-то в стране наметилась интеллектуальная конкуренция!
В связи с этим – ряд советов:

а) заявки на участие в программе надо принимать не три недели октября, а перманентно;

б) публично обозначить возможности этапного карьерного роста, будущие высокие оклады и бонусы на службе государству;

в) не давить инициативу «новобранцев», не мешать им формулировать и высказывать любые крамольные (для государства) суждения, любые самые невероятные гипотезы и прогнозы. Только незапуганные аналитики способны дать стране качественный, конкурентный интеллектуальный продукт!

Правда, из этой инициативы может получиться реинкарнация романа-антиутопии Пера Валё «Гибель 31-го отдела». В нем в условиях торжества медиакратии медиамагнаты-олигархи собрали под одной крышей лучших аналитиков некой северной страны и изолировали их от общества. Контракты экспертов содержали очень выгодные условия. Постоянно выпускался якобы массовый журнал, где публиковались результаты авторских исследований. Но тираж журнала был равен количеству экспертов и среди них же и распространялся. Так медиакратия избавилась от лидеров общественного мнения и, тем самым, от угрозы массовых протестов. Потому что у любого протестного движения должен быть интеллектуальный центр. Иного не дано.

Вернемся к терминам. Что же означает пресловутая модернизация? Всего лишь переход от традиционного общества к современному, к «модерну». В процессе подобной трансформации происходит усвоение современных политических, экономических и иных ценностей, институтов, стандартов поведения. При этом обязательно учитываются национальные особенности той или иной страны, начинающей модернизацию. Сюда относятся и традиционные структуры, институты, ценности и даже авторитарные методы управления и преобразования общественных отношений. При догоняющей модернизации допускается многовариантное движение, в т.ч. и попятное, включая и временную остановку в тупике.

Для реальной модернизации Беларуси нужна воля к подлинному, а не фасадному реформированию со стороны действующего президента. Надо относиться с пиететом к ценностям стран, входящих в элитный клуб высокоразвитых. Этого не просматривается.

А без этого можно бесконечно говорить о модернизации. Тысячу раз скажи «халва» – во рту сладко не станет…

Ольга АБРАМОВА

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*