Главная / Статьи / Архивариус / День Бородина

День Бородина

200 лет назад, 7 сентября 1812 года, состоялось Бородинское сражение – одно из самых значительных в истории XIX столетия. В бою сошлись русская и французская армии. Исход той битвы во многом определил будущее Европы.

Один лучше двоих

От начала войны с Наполеоном до первого в ее истории генерального сражения у села Бородино прошло более двух месяцев. Все это время французский император пытался навязать своему противнику решающую битву. Углубляться в бескрайние просторы России ему очень не хотелось. И все же война приняла затяжной характер. Разрушил замыслы Наполеона русский генерал Михаил Барклай де Толли, военный министр и командующий 1-й армией. Он смог убедить царя Александра I не ввязываться в большое сражение на белорусских землях. При численном перевесе французов это могло обернуться крахом.

С юга путь Наполеону преграждала 2-я армия под командованием генерала Петра Багратиона. Уже через несколько дней после начала войны его войска оказались в западне. Ценой больших потерь Багратион вырвался из окружения. В историю вошел переход его армии из Слуцка через Бобруйск к Могилеву. После знаменитого боя при Салтановке 2-я армия переправилась через Днепр и двинулась к Смоленску. Здесь в конце июля 1812 года оба войска соединились. Наполеон надеялся, что генеральное сражение состоится у стен Смоленска, но просчитался. Три дня русские войска защищали город, затем отступили.

Багратион подчинился Барклаю как военному министру, но не желал признавать его как полководца. Пётр Иванович был против отступления. Его мнение разделяло большинство офицеров. С каждым днем отношения командующих ухудшались, что сказывалось на моральном духе войск. Оказалось, что прав был Наполеон, когда говорил: «Один плохой главнокомандующий лучше, чем два хороших». В этих условиях Александр I поспешил назначить нового главу объединенной армии – Михаила Илларионовича Кутузова.

Лидер с харизмой

Назначение Кутузова войска восприняли с ликованием. Боевой опыт 67-летнего генерала насчитывал почти полвека. Не раз он был тяжело ранен, но возвращался в строй. Во время русско-турецкой войны 1768-1774 годов 28-летний подполковник Кутузов в бою под Алуштой лишился правого глаза. В послужном списке полководца значились десятки трудных походов, штурмов, сражений. Дворянство Москвы и Петербурга также приветствовало новое назначение. В отличие от «худородного» и небогатого шотландца Барклая, Кутузов принадлежал к высшей знати империи, его род уходил корнями в XIV век; в поместьях Михаила Илларионовича трудились многие тысячи крепостных крестьян.

С прибытием главнокомандующего в действующую армию родилась поговорка: «Приехал Кутузов бить французов». Был доволен приездом Кутузова и Наполеон, он справедливо рассудил, что это означает скорое генеральное сражение. Через неделю войска Кутузова заняли позицию у села Бородино.

Только теперь Барклай де Толли смог вздохнуть свободно. Ценой невероятных усилий, противодействуя не только Наполеону, но и оппозиции внутри России, он осуществил свой стратегический план – сохранил боеспособную армию перед решающей битвой. На Бородинском поле французы имели лишь небольшое численное преимущество. Сохранились слова Барклая: «Я ввез колесницу на гору, а с горы она скатится сама при малом руководстве». История расставила точки над «i». Тактика Барклая оказалась гибельной для Наполеона. После Бородинского сражения Кутузов продолжил отступление и даже отдал неприятелю Москву. Но в итоге это привело Россию к победе.

Поле боя

7 сентября 1812 года в 5.30 французы начали обстрел русских позиций из сотни орудий. Это была излюбленная тактика профессионального артиллериста Наполеона. После того дня Европа пережила много войн в XIX и XX веках, однако до сих пор Бородинское сражение считается самым кровопролитным из однодневных сражений.

Накануне битвы левый фланг русских позиций занимали войска Багратиона, правый – Барклая де Толли. Между ними на большом холме располагалась артиллерийская батарея, позднее ее назовут батареей Раевского. В наши дни эта ключевая высота – символ мужества и стойкости русского солдата. Находившиеся на левом фланге Багратионовы флеши (укрепления) также стали местом многочасовых кровопролитных атак. На участке от батареи Раевского до Багратионовых флешей протяженностью 2,5 километра была сосредоточена основная масса французских войск.

К 11.00, когда защитники флешей отбили уже семь атак противника, Наполеон собрал на этом направлении 45 тыс. солдат и почти 400 орудий. Видя, что артиллерия не может остановить очередной штурм флешей, Багратион лично возглавил контратаку своих войск, численность которых составляла не более 20 тыс. человек. В завязавшемся рукопашном бою русские имели перевес, но в разгар сражения Багратион был ранен в ногу осколком ядра – его унесли в укрытие. Весть о ранении командира внесла смятение в ряды его солдат, они начали отступать.

За шесть часов в атаках на Багратионовы флеши французы потеряли тысячи бойцов, было убито несколько генералов. Наполеоновский маршал Даву был контужен при падении с убитого коня, маршал Мюрат только чудом не попал в плен к русским кирасирам.

Невольник чести

Благодаря своей безудержной отваге Пётр Иванович Багратион был очень популярен среди солдат. Хотя некоторые коллеги-военные называли его смелость чрезмерной. Генерал словно намеренно искал опасности. Причиной этого недоброжелатели называли неудавшуюся личную жизнь Багратиона. В 1800 году в возрасте 35 лет он женился на 18-летней фрейлине императрицы Екатерине Скавронской, внучатой племяннице князя Потёмкина. Спустя пять лет молодая красавица уехала за границу якобы на лечение и домой возвращаться не пожелала. Вдали от родины она родила дочь от австрийского канцлера Маттерниха; вела бурную светскую жизнь.

Храбрый Багратион стал посмешищем при дворе. Его жена давала множество поводов к сплетням. И все же генерал не переставал любить свою непутевую супругу, безуспешно звал ее домой. Незадолго до гибели он заказал известному художнику Волкову два портрета – свой и Екатерины.

Рана Багратиона была опасной, но не смертельной. Врачи могли спасти его, предлагали ампутировать ногу. Генерал отказался. Спустя 18 дней после битвы он умер от гангрены; впоследствии похоронен на Бородинском поле. Склеп Багратиона был накрыт бронзовой доской, перелитой из трофейных французских орудий.


Илья КУРКОВ

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*