Главная / Статьи / Колумнисты / С нами случается то, во что мы верим

С нами случается то, во что мы верим

Людям свойственно искать рациональное в массе иррациональных вещей. И, кстати, ростки оного стремления ученые увидели в мире животных. Есть понятие «голубиное суеверие». Голубя помещают в коробку, в которой внизу находится кнопка с проводом, и есть окошко, за которым насыпаны зерна. При нажатии на кнопку створка окна поднимается, и голубь может взять еду. Как и большинство живых существ, голубь быстро связывает поднятие шторки с появлением еды, но ему трудно уловить связь между случайным нажатием лапкой на кнопку и открытой шторкой. Зато он быстро найдет иррациональное объяснение «чуду» явления пищи. Если в момент перед открытием шторки он хлопал крыльями, он будет хлопать ими и дальше в полной уверенности, что именно это и заставляет шторку подняться. Большинство людей похожи на этих голубей. Видят связь там, где ее нет.

Помню, моя знакомая Ира поссорилась с сестрой из-за того, что после посещения сестры и полученного от нее подарка заболела Ирина новорожденная дочка. Разумных причин заболевания ребенка могло быть множество, но женщина выбрала одно – по голубиному методу: сестра сглазила и/или была порча в презенте. Девочка давно выросла, у нее уже свои дети, но сестры так и не помирились.

Ко мне как экстрасенсу обращаются люди с проверкой на порчу и сглаз. И я, вот такой дурак, в отличие от большинства экстрасенсов, вместо того чтобы нагнетать ужастики, «разочаровываю» людей, не находя в них никаких порчи, сглаза, венца безбрачия и другого иррационального «народного творчества». При этом я знаю, что явления порчи и сглаза существуют. Но только потому, что они есть в нашем языке.

Поясню. В японском языке нет слова «сквозняк». И японцы не страдают от того, чего нет в их языке. Это не значит, что воздушные потоки в их жилищах не следуют законам физики. Сквозняки там гуляют в помещениях, так как спят японцы на полу на татами, стены одно название – раздвижные из специальной вощеной бумаги сёдзи. Да и зимой даже в Токио не предусмотрено центрального отопления. И тем не менее в мировосприятии японцев нет сквозняков – как следствие, нет простуд от сквозняков (потому что их нет; разве можно заболеть от того, чего нет?).

Введя в русский язык такие слова, как «порча» и «сглаз», мы включили их как явление. С нами случается то, во что мы верим. Даже если считаем, что не верим. И любой эзотерик согласится, что единственная полная защита от порчи-сглаза – это исключение оных из своего мировоззрения, что фактически невозможно. Вот такой иррациональный парадокс! Пока тебе не сказали: «Не думай об оранжевой обезьяне», – ты никогда бы о ней не подумал, и ее для тебя не существовало бы. А сейчас ты знаешь, что оранжевые обезьяны бывают как минимум в нашем воображении.

А черная кошка, скажете вы. Ведь она – реальность, и неудачи преследовали меня именно тогда, когда черная кошка мне дорогу перешла. Я как скептик и рационалист усомнился в примете с кошками и узнал, что у некоторых народов черная кошка – это хорошая примета, а у большинства вообще нет подобных примет. Рассудил я чисто логически: если есть в природе какое-то явление, то оно должно быть повсеместным. А раз в разных местах оно трактуется по-разному, то сия примета закона не несет. Так, в моем мировоззрении, а сейчас и в вашем, есть место для черных кошек в трех вариантах: плохом, хорошем и никаком. И всё. Вера – она всегда эгоистична и вариантов не допускает. Но у нас есть свобода выбора, во что верить. По выбору и живем…

ВАЛЕКС

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*