Главная / Статьи / Новости / Самое громкое в истории Беларуси дело о распространении наркотиков. Прокурор запросил 224 года на всех

Самое громкое в истории Беларуси дело о распространении наркотиков. Прокурор запросил 224 года на всех

Самое громкое дело о распространении наркотиков в Беларуси близится к завершению. 14 ноября в Минском городском суде прокурор Олег Буйленков огласил меры наказания, которые, по мнению обвинения, заслужили подсудимые. Озвученные им сроки шокировали многих присутствующих.

Для ключевого фигуранта Константина Вилюги прокурор запросил 20 лет лишения свободы. Для бывшего сотрудника КГБ Дмитрия Веретенского — 15 лет колонии, его коллеги Игоря Корицкого — 14 лет колонии, для бывшего оперативника ГУБОП Константина Денисевича — 14 лет лишения свободы. Кроме того, обвинение просит лишить Корицкого и Веретенского звания майора КГБ, а Денисевича — звания подполковника милиции.

Константин Вилюга

Озвученные прокурором сроки шокировали многих присутствующих в зале судебного заседания. Обвиняемые сидели в клетке молча, но было видно — они не ожидали, что гособвинитель запросит такое суровое наказание. Некоторые родственники не смогли сдержать слез.

Прокурор Олег Буйленков настаивает, что вина Вилюги и других обвиняемых доказана. Для девушки Вилюги Ирины Семеняко гособвинитель также запросил суровое наказание — 18 лет колонии. Семеняко, напомним, является гражданкой Российской Федерации.

Ирина Семеняко

Константин Вилюга, по версии следствия, в 2011 году создал магазин LegalMinsk по продаже курительных смесей и психотропов. И руководил им до 4 ноября 2014 года, пока его не задержали. Гособвинитель заявил также, что главный фигурант и его подельники заработали на наркотиках порядка 1,6 млн долларов (900 тысяч в Беларуси и 700 тысяч в России).

Задачи Вилюги, по словам гособвинителя, были следующие: организовать доставку товара из России, хранение и распространение спайсов, распределение в последующем полученной прибыли.

Главный фигурант дела, по мнению прокурора, вовлек в преступный бизнес сотрудников КГБ Дмитрия Веретенского и Игоря Корицкого, сотрудника ГУБОПиК МВД Константина Денисевича, которые обеспечивали проведение экспертиз (проверяли, входят ли вещества для спайсов в список запрещенных), а также помогали Вилюге устранять конкурентов.

Кроме того, Вилюга, как следует из обвинения, вовлек в преступную группу и других обвиняемых. В частности, Алину Терегерю, которая в последующем возглавила наркобизнес в Минске. Летом 2014 года она была задержана с партией запрещенного товара. Ее прокурор просит приговорить к 19 годам лишения свободы. Парня Терегери Евгения Тимоховцева — к 16 годам колонии.

Свои филиалы у Вилюги были и в России. На скамье подсудимых три человека, которые, по версии следствия, продавали спайсы в соседней стране. Это Федор Буховец (его прокурор просит приговорить к 12 годам колонии), Марат Багель (к 10 годам колонии), Андрей Працевич (к 7 годам лишения свободы).

Андрей Працевич

Также сурового наказания, по мнению Буйленкова, заслуживают и другие обвиняемые, которые имели отношение к распространению спайсов в Беларуси: Максим Гайдук (прокурор просит проговорить его к 15 годам колонии), Виталий Михайловский (к 16 годам колонии), Дмитрий Гаврик (к 17 годам колонии), Антон Морозов (к 13 годам лишения свободы), Сергей Домашкевич (к 12 годам лишения свободы, а также принудительное лечение от наркомании).

Максим Гайдук

Сергей Домашкевич

Прокурор также просит конфисковать имущество ключевых фигурантов дела, в том числе автомобили BMW X5 Марата Багеля, Toyota Виталия Михайловского, Ford Focus Алины Терегери, Mazda3 Максима Гайдука.

Гособвинитель подчеркнул, что обвиняемые использовали современные технологии: бесконтактную продажу наркотиков, анонимное общение в интернете, онлайн-расчеты, в том числе в биткоинах.

— Им не надо было пачкать руки и выходить на улицу. Достаточно было выйти в интернет, — подчеркнул прокурор. — Они рекламировали дизайнерские наркотики как легальные. Но легальными они назывались не потому, что не несли вред, а потому, что были еще не запрещены.

На скамье подсудимых также два человека, которых обвиняли в хранении наркотиков без цели распространения. Они находятся на свободе. Это Валерий Стребков (для него прокурор запросил два года лишения свободы и принудительное лечение от наркомании) и Федор Артамонов (ему гособвинитель просит назначить четыре года «домашней химии»).

Валерий Стребков и Федор Артамонов

Большинство обвиняемых, в том числе Константин Вилюга, вину не признали. Они настаивают, что продавали только разрешенные на тот момент вещества. Большинство не знали друг друга до начала уголовного дела, а поэтому не могли, по их мнению, входить в одну преступную группу.

Подсудимые еще выступят с последним словом.

Источник

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*