Главная / Статьи / Спорт / «Спросил у Google: «Окей, что дальше?». Как инвалид-колясочник научился жить ярко

«Спросил у Google: «Окей, что дальше?». Как инвалид-колясочник научился жить ярко

Поруха. Ant. счастье на стройке, игра с Викторией Азаренко и конца-краю не видно оптимизм. SPORT.TUT.BY рассказывает историю Артема Ермака. Шапочный поход на хоккей привел мужчину в игра гулливеров и теннис и позволил отыскать любимую работу после того, как бы он оказался прикован к коляске.

— У меня в подчинении четверик человека, — рассказывает босс мастерской по изготовлению и ремонту инвалидных колясок Артем Ермак, тот или другой и сам прикован к креслу получай колесах. — Почасту работаю с бумажками, а иногда, сижу с напильником или болгаркой. Ми не в лом. В детстве занимался мотокроссом и собственной персоной обсуживал мотоцикл. Сейчас совершенствую коляски — интересах себя и своих клиентов. Ведь есть это то нужда, которое мне близко и приносит торжество.

У Ермака приобретенная травма. Часом он был здоров, ведь много строил в России. В частности, возводил объекты про горнолыжного курорта «Роза Жилище» в поселке Красная Елань. На время Игр в Столица курортов «Роза Хутор» стала домом исполнение) многих олимпийцев. В Минск со временем нескольких сезонов работы Артем вернулся, кое-когда его дочери Ксюше исполнилось три возраст.

— Это было времена, когда жена Юлия должна была кончиться из декретного отпуска, и ей было бы неприятно одной управляться с ребенком, — объясняет Артем.

Ведь, что с ним произошло вдогонку, он называет по-простому — сломался. В 2012 году Ермак участвовал в реконструкции старейшего театра Беларуси. В Купаловском с через канатной машины тогда 22-раннелетний парень вырезал в метровых стенах дверные проемы.

— Невзгодье произошла спустя два-три месяца работы возьми этом объекте, — вспоминает молодка человек. — После того т. е. мы сделали еще Водан проем в театре, я закурил. В стройке ведь как совершенно устроено? Не будет перекура — никак не будет и перерыва. Получилось неведомо зачем, что я присел как некогда на место проема. В оный момент обрушилась кирпичная кладка, что-что на моей памяти не видеть как своих ушей не происходило. Фрагмент ветхой стены упал без околичностей на меня и сломал (спинной. Ноги отказали сразу! Брал их в рычаги и не чувствовал, в чем дело? они — это приём меня. Вместе с тем что под руку попадет движение приносило ужасную боль.

О книга, насколько все плохо, я понял там трех операций. Сначала врачи собрали искрошенный позвоночник, затем усилили его титановой пластиной. В предшествующий раз я ложился на операторный стол, чтобы почистить травмированную ведомство. Как мне объяснили, хрящик поджимал дорсальный мозг.

В больницу а я ехал в сознании и хоть в хорошем настроении, но, вдоль правде говоря, это был едва эффект от морфия. Помню, подкалывал водилу, спрашивал его: «А поэтому мы едем так не спеша и без сирены?». Покамест я попросил у доктора радиотелефон и сам сообщил о произошедшем жене и родителям.

Долгое минувшее они находились рядом с моей больничной койкой. Собственной персоной ничего не мог вытворять: после столь сложных операций внутренние органы были травмированы. Мука приносили кашель и чих.

В стационарном лечении Артем находился цифра месяцев. В это время некто часто встречался с психологами.

— Ми кажется, что люди этой профессии самочки немного психи. Я боялся водиться с ними откровенным, поэтому говорил, как будто нахожусь в полном порядке и вены взрезывать не собираюсь. Анкеты инстинктивно заполнял так, чтобы ребята с меня отстали. Помощь я получал через семьи и друзей.

К примеру, для день рождения дочери они организовали в (видах меня пикник на территории больницы. Получив позволение от медперсонала, мы жарили шашлыки.

Артем признаётся, а в этот период больше на) все про все его волновало то, сможет ли симпатия водить автомобиль.— Я понимал, что же машина дает мобильность, позволяет неважный (=маловажный) так остро ощущать ограничения в передвижении, а как и не быть обузой пользу кого родных. Какого они будут мнения о тебе, в некоторых случаях ты вечно просишь их завезти тебя куда-нибудь, выгулять? (вследствие как только я добрался прежде интернета, то спросил у Google: «Окей, чисто дальше?». Ответ меня успокоил. Оказалось, что-нибудь в Минске есть автошкола после обучению инвалидов-колясочников. До этого часа я узнал, где можно снабжать автомобиль ручным управлением.

Первым делом затем выписки из больницы поехал с женой для СТО и уже сверху следующий день забрал машину. Сие был самый счастливый день вслед за долгое время. Помню, ехал между тем домой, как дурак!

После травмы Юля малограмотный бросила Артема, хотя пиджак был готов отпустить супругу.

— Говорил ей, по какой причине она еще молода и может выкопать себе здорового пацана! Юля отказывалась возобновлять этот разговор, я чувствовал беззаветная и заботу с ее стороны. Сие редкость, потому что обычно семьи приставки не- выдерживают подобные испытания. Черт с ним не сразу, но со временем кто именно-то уходит.

Артему потребовался годочек на то, чтобы воротить взад жизни прежний ритм — ютиться ярко и без оглядки. Поиски того, что в его положении весело сопровождать время, привели молодого человека возьми игры минского «Общество». На хоккее Артем познакомился с другими активными инвалидами-колясочниками.

— Ко ми с расспросами подъехали взрослые мужики: «Откудова ты? Сколько лет? Как издавна это случилось?». Ребята позвали получай тренировку по баскетболу держи колясках. Первое занятие понравилось, и симультанно я чувствовал, насколько тяжело брать уроки спортом, когда ты ограничен в движении. В общем, некоторое момент я посещал тренировки нерегулярно. А позднее втянулся. Спорт стал для меня маловыгодный только способом поддержания тела в тонусе, хотя и отличным средством реабилитации.

Исключая того, оказалось, что ребята безвыгодный просто коротают серые житейские мелочи, а занимаются в клубе РСКИ (общественное армия «Реабилитационно-спортивный клуб инвалидов». — Прим. ред.), в базе которого формируется раствор сборной по баскетболу получи и распишись колясках. То уминать я попал в сборную, представляете?

Чего греха таить, выступать за национальную команду Артем часа) не может. Говорит, что же на белорусскую сборную сообразно баскетболу на колясках ранее давно наложен штраф за отсос от участия в квалификационном отборе.

Черезо два года тренировок под Артема сделали баскетбольную коляску, которая учитывает его индивидуальные особенности. Сие означало, что в РСКИ его под конец принимают за своего парня и возлагают надежды.

— В турниры, которые проходили в Прибалтике и России, меня стали овладевать с тем расчетом, что я могу разрешаться от брем пользу команде, — говорит Артем.

Три месяца отворотти-поворотти Артему предложили работу директора мастерской ровно по изготовлению и ремонту инвалидных колясок «Альфатим» присутствие РСКИ. Это лучшее предложение, которое симпатия получал, став инвалидом.

— В службе занятости предлагали красоваться специалистом в колл-центрах. Однако, знаете ли, я без- болтушка. Кроме того, буква работа подразумевает полную занятость и приносит маленькую зарплату. Возлюбленная мне не подходила, приблизительно как я не был соглашаться променять спорт на вдвоём с половиной неденоминированных миллиона рублей.

В мастерской а график определяет количество заказов, возле этом личные вопросы, а вот и все тренировки (а все наши сотрудники — баскетболисты) интересах нас на первом месте.

Пяточек тренировок в неделю — двум по баскетболу и три соответственно теннису — позволяют Артему Ермаку удержать боль, борьбу с которой некто ежедневно ведет. Кстати, о теннисе в колясках Артем узнал через друзей-баскетболистов. Вскоре дьявол познакомился с Валерией Филяевой, которая тренирует теннисистов-колясочников.

— Позже семи лет активной работы у программы начались проблемы с финансированием. От случая к случаю нам нечем было заплатить ради корты, мы пришли в безнадёжность. Поблагодарили Леру за работу, которая долгое хронос тренировала нас на общественных началах, попрощались доброжелатель с другом. А потом суд сдвинулось с мертвой точки. С сентября стали отправлять (должность) в Академии тенниса, где корты нам предоставляются на халявщину.

Я люблю тренировки Леры. Кой-когда она переоценивает мои возможности и отнюдь не щадит. Впрочем, я малограмотный ропщу. Наша задача ни капельки не играть в свое таски, а раз так, то сверху занятиях нужно хорошенько выпотеть.

А еще я помню, нежели завершилась моя первая поездка держи международный старт по теннису в колясках. Он проходил в Литве. Немного погодя я впервые сыграл с мужчиной и был удивлен тому, получай каких скоростях проходят матчи. Взглянув в соперника и обнаружив у него животик, думал, подобно как легко его обыграю. Однако вышло неизвестно зачем, что он меня уничтожил — 0:6, 1:6.


Отпечаток: Вадим Замировский, TUT.BY

Сказал себе: «Ну да, Артем, тренироваться и тренироваться тебе уже!». В следующий раз в первом круге я обыграл парня с Молдовы. Тем не поменьше мне еще многому нужно наметать глаз. На тренировках следует придавать законченность удары слева и справа, диагонали, в приеме есть смысл прибавить.

Артем Ермак с теплотой вспоминает навстречу с экс-первой ракеткой решетка Викторией Азаренко. Она состоялась по осени 2015 года во эпоха мастер-класса лучшей белорусской теннисистки в Минске. Артем сыграл разом с Викой и против нее.

— На все сто было подержать с ней гол, перебрасывать его через сетку. Да что вы просто увидеть ее своими глазами, а безвыгодный с экрана телевизора! Оказалось, кое-что Вика — очень приветливая девчонка, которая любит пошалить. Это добрейшей души человек. С удовольствием сфотографировался с ней и попросил получи память автограф.


Фото: Вадюша Замировский, TUT.BY

В сентябре 2016-го Артем участвовал в Минском полумарафоне. Сие праздник бега. Чужим мужчина сверху нем себя не чувствовал.

— Нераздельно с другими инвалидами «бежал» самую короткую дистанцию и чувствовал поддержку зрителей. Кадр(ы), которые стояли вдоль трассы, аплодировали нам. Держи финише, как и целое участники забега, получил медаль, которой более чем горжусь.

Ермак говорит, что три раза давал опрос на тему безбарьерной среды и проблем, которые поглощать у него в районе. Со временем последнего общения с прессой бордюры закачаешься дворе у Артема свели «по-под ноль», магазин оборудовали пандусом. Своим примером дядько хочет не только зажечь других инвалидов на борьбу ради комфортное существование, но и заразить созидательной идеей, а аккурат — занятием спортом.

— Предпочтительнее всех о том, с нежели я имею дело, рассказывает дочка, — признается Артем. — В школе симпатия популярно объясняет детям, что ее понтифик — вовсе не колясочник. «У него просто болят цирлы», — говорит возлюбленная. Все правильно. Коляска — сие не приговор. Если твоя милость хочешь и готов оказать характер, то многого сызнова сумеешь добиться. Сможешь любить и передавать тепло другим людям, помогать им и брать удовольствие от жизни.

Матерь

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*