Главная / Статьи / Внутренняя политика / «Руководителем не возьмут, сторожем — может быть». Чем оппозиционеры зарабатывают на жизнь

«Руководителем не возьмут, сторожем — может быть». Чем оппозиционеры зарабатывают на жизнь

Дашкевич собирает диван, Логвинец переводит, а Скребец еще 12 лет не может разыскать постоянную работу. TUT.BY поинтересовался у оппозиционных активистов, нежели они зарабатывают на содержание.

Алесь Логвинец, заместитель председателя движения «После свабоду», рассказывает, по какой причине месячного заработка на практика ему в целом хватает.

— Я выкладчык. Калі мяне запрашаюць, я выкладаю, часцей после ўсё за мяжой. Вось, напрыклад, выкладаў у ЕГУ ў Вільні, а таксама факультатыўныя заняткі ў рамках Беларускага калегіюма. У дзяржаўных установах — безграмотный, але можна паспрабаваць. Яшчэ я перакладчык. Калі мяне запрашаюць, я перакладаю — як у Беларусі, круглым счетом і за мяжой. Таксама тры апошнія месяцы я працаваў у газеце «Народная хотение» і атрымліваў ганарары за артыкулы. Яшчэ займаюся тым, што выпісваю страхоўкі. В таком случае бок я страхавы старатель і зарабляю на гэтым.

Лёша Трусов — один изо основателей Партии БНФ, избранник народа Верховного Совета 12-го созыва и кандидатура на выборах-2016. 

— З 1995 годы па сённяшні дзень я працую выкладчыкам у Беларускім дзяржаўным універсітэце культуры і мастацтваў. Чытаю лекцыі, звязаныя з гісторыяй і археалогіяй.

Олюся Анатольевич признается, что оппозиционное старое во многом помогает преподаванию — экс-депутата знают студенты.

— Усе студэнты ведаюць, што дзякуючы ми быў прыняты бел-чырвона-белы сцяг і «Пагоня». Яны шмат чытаюць пра мяне ў інтэрнэце і выказваюць павагу. Таксама я выкладаю для беларускай мове, а Яня студэнтам падабаецца. Калі я ішоў у дэпутаты держи апошніх парламенцкіх выбарах, из-за мяне галасаваў увесь факультэт. З боку адміністрацыі ВНУ йес мяне ставяцца добра, таму што я приставки не- блытаю лекцыі з палітыкай. Ніколі нікуды нікога безграмотный агітую, не выказваюся кепска пра Лукашэнку, а, наадварот, магу яго і пахваліць, калі ёсць такая нагода.

Трусов рассказывает, подобно как получает в месяц 900 рублей: 600 — в университете и 300 — пенсии. Держи жизнь этой суммы полно. Но признается, что разве бы получал только зарплату, ведь вряд ли бы туман прожить нормально.

Депутат Палаты представителей второго созыва и ждущий в депутаты на выборах-2016, детородный орган Объединенной гражданской партии Сергей Скребец еще 12 лет не может зафиксировать постоянную работу.

— Безотложно я нигде не работаю. В этом году устроился для временную работу — ухаживал по (по грибы) инвалидом. Но в сентябре спирт умер, и я остался кроме работы. Пытался устроиться сантехником, мастером-литейщиком, работал грузчиком и таксистом, же недолго. Сейчас активно ищу работу, хожу нате собеседования. На руководящую звание меня не возьмут, так сторожем — может толкать(ся).

Сергей связывает проблемы с трудоустройством со своей политической деятельностью, членством в ОГП и судимостью.

— Куда ни глянь требуют справку из милиции, с судимостью завладевать не хотят, даже охранником. И, бесспорно, во многом отказывают соответственно идеологическим причинам, я думаю.

Борода движения «Молодой фронт» Митярик Дашкевич работает мебельщиком. Активист рассказывает, что же почти все клиенты знают о его политической деятельности — проблем с сим нет. Те, кто не знает, спрашивают, благодаря этому он говорит на белорусском языке.

— Я зарэгістраваны як індывідуальны прадпрымальнік. Займаюся тым, што раблю мэблю. Заробак добры — атрымліваецца больш, чым сярэдні шаг краіне. Бывае, што і тысячу долараў зарабляю. Але летам было трошкі горш. Часам даводзіцца працаваць батман 12−16 гадзін у суткі. Получи жыццё хапае, але ўсе ж такі ў нас два дзяцей — шмат сабе маловыгодный дазваляем.

Юрий Губаревич, замдекана председателя движения «За свабоду», рассказывает, отчего больше времени уделяет политической деятельности.

— У мяне дзве вышэйшыя адукацыі — інжынер-электрык і магістр дзяржаўнага кіравання. Танцевальный шаг першай спецыяльнасці працаваць малограмотный давялося, а другая больш звязана з маёй палітычнай дзейнасцю. Одним заходом я зарэгістраваны як індывідуальны прадпрымальнік. Мая дзейнасць звязаная са сферай паслуг. Напрыклад, людзі прыносяць ми гістарычныя дакументы, а я займаюся іх расшыфроўкай. Але держи гэта вельмі мала часу. Асноўная колькасць ідзе сверху палітычныя справы.

Павел Северинец, экс-руководитель «Молодого Фронта» и сопредседатель незарегистрированной партии «Белорусская христианская тоталитарное государство», рассказывает, что основная выпуск его заработка — гонорары по (по грибы) книги.

— Я працую кансультантам батман маркетынгу ў ІП. Акрамя гэтага, уваходжу ў Саюз пісьменнікаў Беларусі. Частка майго заробку — ганарары по (по грибы) кнігі і дзейнасць як публіцыста. Зарабляць шмат няма магчымасці, таму што вельмі заняты пісьменніцтвам і грамадскімі справамі, але получи жыццё мне хапае.

Функционер оппозиции Павел Виноградов работает секретарем-референтом, хотя своего работодателя не называет.

— Я работаю по установленной форме на 0,25 ставки. Однако есть, конечно, и неофициальная трудовая активность. Например, я парикмахер, но следовать стрижки денег не беру. А смотри подарки дарить себе не не моги. Если вы хотите запросить, получаю ли я какие-в таком случае средства за свою политическую отправления, то скажу вам, почему нет. В последний раз такое было лета три назад.

Источник

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*