Главная / Статьи / Экономика / Обороты падают, счета арестованы. Брестский речной порт оказался на мели

Обороты падают, счета арестованы. Брестский речной порт оказался на мели

Брестский речной пристань оказался на мели. Предприятие, которое обеспечивает песком значительная строительных организаций области, казалось бы, не может возиться в убыток. Однако обороты падают, счета арестованы. Порт малограмотный способен заплатить даже за электричество. В нежели же дело? Разбирается "СБ Беларусь Сегодня".


Фотоснимок: Александр Митюков, sb.by

Рабочий день порта начинается с 8 утра. В административном здании хоть глаз (вы)коли. Пару часов здесь трудятся при свечах: света нет с конца сентября. Ассоциация задолжала энергетикам примерно 20 тысяч рублей. Начальник Петр Кравец жалостливо шутит: мол, это, скорее, психологическое воздействие, чтобы руководителю собственноручно было некомфортно и он быстрее решал проблемы:

— Отключена руководство порта. Нас оставили на резервной брони, чтобы делание вовсе не остановилось. Сейчас многие в отпусках. Будь по-вашему отгрузка песка.

Некомфортно, впрочем, чувствуют себя и другие рабочие. Мечтают, чтобы включили хотя бы отопление. С наступлением холодов на этом месте не намного теплее, чем на улице. На днях ворота порта открыты всего четыре дня в неделю. А как ни говори на слуху совсем другие времена. Петр Кравец вспоминает 2011 годик:

— Мы были монополистами, перерабатывали миллионы тонн песка. Высшая оценка лет назад продали 950 тысяч тонн. А в этом только-тол 130. Падение в разы. Мало загрузки плюс конкуренты…

Объективные причины, бесспорно, есть. С одной стороны, упали объемы строительства. Соответственно ортзанд не столь востребован. Кроме того, активизировались другие предприятия, занимающиеся его добычей. Опять-таки один тяжелый груз — земельный налог. Организация находится в центре города, близехонько от набережной Мухавца. Повышающий коэффициент непомерно высок. Возле том, что зимой предприятие практически не работает, развязывать мошну приходится чуть меньше уровня средней зарплаты — 370 тысяч рублей в годочек. Ноша тяжела, отсюда — неуплата и, как следствие, арестованные счета. Сегодня, говорит Петр Кравец, все расчеты можно проводить только с разрешения налоговой:

— Наша сестра не можем при арестованных счетах с расчетного счета делать никаких оплат. Банк эти деньги не пропустит. Нате зарплату налоговая еще добро дает…

Нужна апгрейд, но при таком финансовом положении о ней малограмотный идет и речи. Суда и портовые краны тогда еще с советских времен. Многие отработали по 40 планирование. Срок солидный. А обновления требуют и другие узлы и агрегаты. Коль скоро механизмы начнут выходить из строя, в одночасье поправить все это будет сложно.

Кризис затронул и других речников. Правитель(ство) пинского порта Владимир Дьякончук говорит, что они тоже кое-как сводят концы с концами:

— Рентабельности нет. Паки (и паки) пару лет назад перевозили 120 тысяч тонн отсева щебня из-за навигацию, а сейчас только 20. Зарплату вырываю рядом помощи горисполкома, надавливая на дебиторов. Нам должны 160 тысяч…

И в брестском, и в пинском портах работает неподалёку 100 человек. Средняя зарплата — примерно 460 рублей. После нынешним меркам немного. Это с учетом того, фигли отрасль изначально должна быть весьма прибыльной. В Комитете госконтроля называют опять-таки одну причину экономического нездоровья. О ней говорит начальник управления КГК Брестской области Санюха Пузик:

— Все восемь речных портов страны входят в совокупность РТУП «Белорусское речное пароходство». Это — юридическое лик, которое было создано в 2013 году. Порты — его филиалы, которые юрлицами безлюдный (=малолюдный) являются. То есть деньгами фактически распоряжается координация пароходства в Мозыре. Там — единый счет. Происходит передел денег. Один может заработать больше другого, но сии средства пойдут на поддержание тех, кто сработал не так. В кризис те, кто просел, тянут на грунт других.

То же касается и уплаты налогов. Брестчане, а именно, будучи самостоятельной организацией, смогли бы потянуть эту сумму. У них воз) (и маленькая тележка) должников, которые рассчитывались бы постепенно. Но буква дебиторская задолженность опять-таки распределяется на весь холдинг. Лексаша Пузик раскрывает замысловатую схему:

— Со счетов дебиторов филиала списываются деньги в счет оплаты налогов за другие филиалы. В частности, брестчане подают в районную налоговую данные об одном с крупных своих должников — ОАО «Стройтрест» № 8. Однако мозырская налоговая, имея большую недоимку, не деля филиалы, обращается в головную организацию — в юридическое хрюкало. И платежными требованиями снимает задолженность треста брестскому порту сейчас в Гомельскую область. В результате Бресту нечем уплатить подать.


Фото: Александр Митюков, sb.by

Каждый ли начальник филиала около таком раскладе будет напрягаться и искать выручку? Ведь гроши, по сути, он зарабатывает не в себя. Получается эдакая средняя температура по больнице. На правах если бы в многоквартирном доме состоятельные жильцы платили «коммуналку» после себя и за бедных соседей. А подчас в карманах по каким-то причинам опустеет и у богатых, ведь без воды в итоге остаются все.

Тонкости общего обстоятельства

Управление РТУП «Белорусское речное пароходство» о проблеме знает. Повелитель пароходства Геннадий Центер объясняет, что порты как раз и объединили перед одно крыло для того, чтобы им проще было невымереть в трудные времена:

— Сейчас у брестчан реализации недостает, и им помогают другие порты. Когда у них воплощение была лучше, помогали они коллегам. Продажа песка в Бресте инда ниже, чем в Пинске. В Гомеле каждый день — в соответствии с 2 тысячи тонн, а в Бресте — 200 — 400. Надлежаще выручка этого года катастрофически упала. Если бы они ажно были самостоятельной организацией, реализация песка или строительство в Бресте никаким образом маловыгодный изменились бы. Это мое субъективное мнение.

Возле этом Геннадий Центер не отрицает, что налоги конечно платит головная организация, и с госконтролем не спорит. Хотя у него своя точка зрения:

— Бир на землю брестский порт не платит в Бресте. Платит юридическое рыло. Мы находимся в Мозыре, поэтому расчет идет (в. И создается впечатление, что брестский порт отчисляет налоги в городище Мозырь будто бы за мозырский порт другими словами управление пароходства. А он платит их вслед за себя. У нас такое законодательство, что налог нате землю платится по месту нахождения юрлица. Другое начинание, что этот налог у нас очень большой. По Бресту спирт соизмерим с их годовой зарплатой. Такого безграмотный должно быть. Я просил председателя горисполкома, чтобы конференция горсовета снизила повышающий коэффициент. Раньше не обременяли такие налоги, были круглогодичная кораблевождение, другие объемы строительства. Денег хватало на все.

Подходящий, к 1000-летию Бреста порт и вовсе планируют выпить до дна чашу на окраину. Строительные работы уже начались. Будет сделано другой земельный налог. Но решится ли основная узкое место? По счетам брестчане, конечно, платят за себя. Лишь не деньгами своих же дебиторов, которые растворяются в общем котле. Являться может, есть смысл отпустить речников в свободное плавание, затем чтобы в финансовый шторм каждый начальник порта мог, подобно настоящему капитану, заворачивать самостоятельно своим небольшим судном?

В состав РТУП «Белорусское речное судоходство» входят восемь портов-филиалов: речные порты Гомель, Мозырь, Речица, Брест, Пинск, Микашевичи, Могилев и Бобруйск.

Источник

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*