Главная / Статьи / Экономика / Увереннее, гибче, холоднее, но все так же любит власть. Журналисты 90-х — об эволюции Лукашенко

Увереннее, гибче, холоднее, но все так же любит власть. Журналисты 90-х — об эволюции Лукашенко

Лекса Класковский в первые годы власти Лукашенко работал заместителем Середича, в те поры — главного редактора «Народной газеты», а днесь руководит аналитическими проектами агентства «БелаПАН». Его восприятие президента малограмотный слишком изменилось за эти годы.
— (ну) конечно, мы видим все эти эскапады, и на последней американка-конференции, яркие, эмоциональные. Он уже холодный игрок, который считает ходы. Же, по-моему, это уже маска.
По мнению Дракохруста, Лександр Лукашенко стал менее эмоционален.
Фото с сайта www. nv-online.info
А немедля какой цивилизованный мир… Можем играть с Западом, можем — с Россией. — Я-ведь считаю, что это плохо, но это было искренне.

Наклеивание: TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
— В этом есть доля рисовки — «давай мне домик», «вот я уйду», же это отголоски каких-то внутренних раздумий.
Светлана Калинкина в 1994 году перешла корпеть из государственного агентства БЕЛТА в Белорусскую деловую газету. На сегодняшний день она работает на телеканале «Белсат» и курирует сайт «Белорусский гез».
Фото: TUT.BY
С Середичем он, кстати, по-белорусски говорил в публичной части беседы. Симпатия дважды выпускал политзаключенных, хотя в это никто не верил. — В середине 90-х симпатия говорил, что белорусский — бедный язык, теперь со своим сыном Колей надевает вышиванки. Говорили, отчего он никогда не нарушит стерильность Палаты представителей, симпатия пропустил двух [альтернативных] депутаток.
Также в словах Лукашенко весь век чаще слышны нотки его размышлений «о вечном», о следе, каковой он оставит в истории.
И во время недавнего «Большого разговора» сие было не так, как раньше — какими-так плакатными лозунгами: «Народ решит, я уйду». — Симпатия стал задумываться об уходе. Сейчас это было какими-ведь небольшими отдельными репликами, на которых он даже приставки не- акцентировал внимание. Фраза «передать власть без Майдана» — сие действительно для него предмет осмысления.
Пока я не вижу, аюшки? он сам это понял, что его ошибки нужно перестань долго исправлять. Лукашенко все эти годы рос как политик. Другое акция — хорошо ли стране было от сего роста? — Он отчасти говорит правду, когда утверждает, что же был по взглядам ближе к демократам, но стал авторитарным. Я, хоть бы, считаю, что в первую и вторую каденцию с Лукашенко впору было мириться, все остальное уже не шло на пользу стране.
Калинкина, сиречь и Середич, и Класковский, заметила в выступлениях Лукашенко следы размышлений о часть, как и кому он будет передавать власть.
— Раньше его прихода к власти я написал книгу о Станиславе Шушкевиче, с годами я посвятил несколько абзацев Лукашенко, тогда депутату Верховного совета, и подчеркнул, отчего многие его недооценивают в плане жажды власти и популизма, и сколько он может стать серьезной фигурой на президентских выборах.
Перевелся того состояния, которое было 20 лет назад, когда в стране были какие-в таком случае противовесы. Он чувствует себя так, что он в итоге выиграет. Ради плечами уже большой груз, скорее побед или ничьих, нежели поражений. — Лукашенко, конечно, стал намного увереннее в себя.
Калинкина считает, что Александр Лукашенко стал президентом, «не во всех отношениях понимая, куда он пришел и чего от него потребует данный пост».
Источник: news.tut.by
— Это добавило ему политической мудрости, сдержанности и умения брать в рассуждение к мнению других. Это не делает из него демократа, спирт остается авторитарным правителем.
Калинкина не уверена, более терпимое позиция президента к идейным оппонентам в последнее время — сие игра или результат его переосмысления своей работы.
— Предвидя Лукашенко-депутата, я не думала, что ему так без (оглядки понравится быть большим начальником, что он окружит себя огромным в количестве охранников, вернет и расширит лечкомиссию — сделает то, сравнительно с чем чего всегда выступал. Люди тогда действительно шли за него отдавать голос, но они голосовали за другого Лукашенко.
К примеру, говорит Дракохруст, в середине 90-х Лукашенко до сего времени обещал не повести Беларусь «за цивилизованным артельно». Собеседник считает, что президент стал циничнее.

Класковский считает, зачем Лукашенко остался властолюбивым человеком и это его главная черта.
TUT.BY задал запрос другим белорусским журналистам, которые работали в середине 90-х: изменился ли председатель и если да, то как? Главный редактор одной изо самых критичных к власти газет «Народная воля» Иосип Середич вышел после разговора с Лукашенко с убеждением, что директор поменялся. Нават, магчыма, не той, якім быў летась-пазалетась», — написал Середич. «Я пераканаўся: як Прэзідэнт ён сёння малограмотный той, якім быў пятнаццаць-дваццаць гадоў таму.
По мнению журналиста, Лукашенко далеко не то чтобы готовится уйти, но ощущает, словно его время уходит.

Несмотря на то что-нибудь президент — консерватор, он готов до определенной степени реорганизовываться, чтобы сохранять свою систему власти, считает Класковский.
Двадцать с лишним парение в политике — большая школа, которая учит маневрировать, добавляет собеседователь.

Политический обозреватель белорусской службы «Радио «Свобода» Юраня Дракохруст в середине 90-х работал собкором российской службы этого пресса и был колумнистом «Белорусской деловой газеты».
Молодое поколение люди сегодняшнего дня для него как марсиане. Два солдата, смотревших возьми войне друг на друга через прицел, понимают друг друга даст десять очков вперед, чем свое собственное молодое поколение. Это и в экономике, и в политике, и в культуре. Мастерство тут даже не в знаках — что нехило, что плохо, кто за демократию, кто за диктатуру. Же тот же Иосиф Павлович [Середич] — человек его эпохи, его времени. — Та пора, в которой он жил, уже ушла.
Сегодня он понял, зачем как минимум стоит слушать экспертов, финансистов. — Меняются положение. Как человек гибкий он понимает, что, когда все закатано в дорог, это создает угрозы для его личной власти. Двадцать лет обратно ему было важно подмять под себя все ветви власти, о ту пору ему казалось, что он решит все остальные проблемы таким образом. Сего он достиг, но экономика и Россия оказались неумеренно серьезными вызовами.

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*