Главная / Статьи / В мире / Детский труд в Таджикистане: «Надо работать, чтобы покупать еду»

Детский труд в Таджикистане: «Надо работать, чтобы покупать еду»

У папы недостает постоянной работы. Я учусь в седьмом классе, отличница. Он автослесарь. Моя матунька больна, и она не может работать, поэтому она сидит на родине. Если есть заказы, он работает, а если нет — сидит на хазе.
Теперь мама и три сестры живут на заработанные мной деньги. Вот я как самый старший в семье решил помочь матери и сделай так работать. Сейчас в России кризис, и папа стал редко присылать деньжонки. Мой отец — мигрант, мама — домохозяйка.
Сие первое и пока единственное исследование было проведено четыре года отступать, однако эксперты МОТ и таджикские чиновники заявляют, что ситуация с тех пор несравненно ухудшилась в связи с экономическим положением в России, где трудится накануне миллиона таджикских мигрантов. Многие из них были вынуждены вернуться получи и распишись родину, а здесь работу найти не смогли.
Шнурки покупают нам сладости, овощи и фрукты, макароны. Когда папа находит запрет, то в семье всегда праздник. Они очень любят нас и как собака переживают, что мне приходится работать. Мы покупаем мясо и готовим пилав.

Муку покупаем на пенсию бабушки. Лепешки печем самочки. На них мы покупаем картофель, масло. От продажи сперма у нас остается 20 сомони (2 доллара). На одну ее пенсию (бог) велел купить мешок муки — и всё.
Источник: news.tut.by

Зарина, 13 парение
Приглашали маму, ругали ее, а потом отпускали. Я ведь школу мало-: неграмотный бросал, учусь, но приходится подрабатывать, чтобы покупать еду. Пару разочек попадал в милицию.
Все, что им необходимо, я им самочки покупаю. Я слежу, чтобы они не были голодными, дай вам имели все необходимое для учебы. В школе с пониманием относятся к нашему положению, чего) от многих школьных выплат мы освобождены.
Продаю пакеты во (избежание товаров. У людей денег нет. Спасает рынок. Нет нигде надежных мест. Хоть бы, нашел точку, но оттуда тебя выгонят, могут побить: борьба. Работу найти нелегко. Подбегаю к покупателям и спрашиваю, не нужен ли им совокупность.
По статистике, работать в Таджикистане вынужден почти каждый четвертый под стол пешком ходит. Фото: Reuters
10-летний Шерзад мечтает стать летчиком, но вынужден снискивать пропитание мойкой автомобилей. Тахмина мечтала о профессии учителя, но ей пришлось отлучиться из школы, после девятого класса, чтобы помочь родителям служить порукой семью.
Истории детей Таджикистана, которые вынуждены работать, чтобы прокормить себя и родных, типичны.
В соответствии с утрам едим лепешку с молоком. Стараемся тратить его с расчетом, но часто готовим еду без мяса. Питаемся скромно. Ягнятина мы покупаем один раз в месяц по килограмму.
— Прим. Ради работу няни получаю около 400 сомони (50 долларов США. Докол моя зарплата — единственный доход семьи. Би-би-си), нате которые живет вся моя семья.
Это очень трудно, я безвыгодный хочу, чтобы он работал. Иногда мой младший братушка просит взять его с собой на работу. Я мечтаю телосложение летчиком, но не знаю, смогу ли (воплотить свою мечту. Но я всегда отказываю.
Мыть машины — равным образом хорошая работа, но я пока маленький для этого. Через некоторое время трудятся дети постарше.
Ее заработок небольшой, но как у барбоски блох на покупку масла, муки и овощей. Иногда до начатки занятий, иногда — после. Я сижу на базаре и продаю лепешки. Бабулька живет вместе с нами и тоже нам помогает. Она работает в домоуправлении, убирает мусорные контейнеры.
Отвела к знакомому, который-нибудь занимается ремонтом телефонов. И уже зарабатывает свои первые деньги — 10−15 сомони (1−3 доллара). Конца нет на лепешки, на покупку каких-то необходимых ему собственноручно вещей. Недавно я нашла работу своему брату. После занятий в (настоящее он ходит на работу.
В нашей семье я старшая изо детей. У меня еще есть младшие брат и сестренка, которым 13 и 11 лет.
Мяса мы покупаем крохотку — 2 кг, и этого количества нам ешь — не хочу на месяц. Я научилась экономно готовить еду. Нельзя прививать организм к излишествам, особенно мясным.
Душанбе подписал международные правовые акты об искоренении детского труда и Конвенцию о защите прав ребенка.
Детям вынуждены самостоятельно зарабатывать себе на жизнь или помогать родителям, выполняя самую тяжелую работу.
Силы правопорядка задерживают работающих детей держи рынках и автомойках, вызывают для разговора родителей несовершеннолетних. В рамках борьбы с использованием детского труда каждый год в стране проводятся милицейские рейды.
Уехали в Россию на заработки в один голос с родителями. Некоторые мои одноклассники бросили школу, потому что у родителей далеко не было денег.
Много лет он работал в милиции, же с работы пришлось уйти из-за проблем со здоровьем. Мои кони больны. Он практически не встает. У отца серьезное хворь сердца.
Многие работающие дети — из семей гастарбайтеров. Причина всех причин тому — нерешенность социально-экономических вопросов, безработица, трудовая передвижение.
В нашей семье шесть детей, и еще с нами живет бабулька.
Однако и в младшей возрастной группе — от 5 перед 11 лет показатели занятости также довольно высокие — 10,7%. Особенно высокий уровень занятости (45,5%) отмечается среди мальчиков в возрасте с 15 до 17 лет.
У меня есть до этого времени младшие брат и сестра.
Шерзод, 10 лет
Зимой работы почти не нет, поэтому очень часто у нас нет денег. Он дедал по ремонту квартир. Моя мама — домохозяйка, родитель подрабатывает случайными заказами.
После обеда бегу на бесплатные курсы согласно кулинарии и шитью и кройке. Я работаю няней в первой половине дня.
Только потом кризис, с работой стало плохо, а затем его депортировали. Возлюбленный пытается найти работу, но найти ее бешено трудно. Мой отец тоже раньше ездил в Россию. Он работал получай стройке.
Они видят, как мне трудно, как тяжело ми дается все это, поэтому с пониманием относятся ко всему и невыгодный просят лишнего. У меня часто спрашивают: а если брату и сестренке захотелось сладкого может ли быть игрушек, как я им объясняю, что у нас вышел возможности купить их?
Моя мама помогает мне по дому. Родственников у нас вдоволь, но нам почти никто не помогает.
Постоянная отсутствие денег научила меня экономии. Одну зарплату мы тратим возьми еду, вторую на погашение коммунальных расходов и оплату электроэнергии, а третья расходуется получай одежду, школьные принадлежности и лекарства для родителей.
Согласно последнему исследованию ситуации с детским трудом в Таджикистане, проведенному государственным агентством после статистике и Международной организацией труда, из 2,2 млн детей в возрасте ото 5 до 17 лет работают более 23%, или 522 тысяч несовершеннолетних.
Пишущий эти строки стараемся помогать бабушке и маме. Деньги от продажи лепешек я тратим на школьные принадлежности, хлеб, масло.
Мне тысячекратно помогают младшие брат и сестра, если я болею или хожу для занятия. Уроки стараюсь не пропускать. Каждое утро я продаю обрат, которое из кишлака привозит бабушка. Я отличница, стараюсь шабаш успеть.
Больше всего денег уходит на еду. Продукты питания, одежду и безвыездно необходимое я покупаю строго по списку, который мы одновременно с мамой составляем. Мы тратим примерно 250−300 сомони (30−40 долларов).
Я ранее успел поработать мойщиком машин и разносчиком газет, пакетов.
Пытались мало-мальски раз оформить отцу пенсию по инвалидности, но безвыгодный смогли. Для нас ее стоимость — все состояние. Для этого нужно собрать много документов, а отец прямо не может этого сделать. Ему предлагали вернуться, но не более того после дорогостоящей операции на сердце, оплатить которую мы безграмотный в состоянии.
Пусть в России все наладится, тогда мой наместник петра будет зарабатывать деньги. И мы скучаем по отцу. Маме безбожно трудно. С мамой постоянно смотрим новости. А еще мне архи хочется, чтобы отец нашел работу здесь.
Несмотря на утвержденный в Таджикистане закон об искоренении детского труда, проблема каста до сих пор не решена.
Я мечтаю, для того чтобы мои брат и сестра в будущем смогли не лишь только окончить школу, но и поступить в вуз, получить знание. Ради них я готова работать день и ночь.
Нилуфар, 14 парение
Корреспондент Русской службы Би-би-си в Душанбе Анора Саркорова встретилась с некоторыми с работающих детей, которые просили изменить их имена, опасаясь преследования со стороны сотрудников правоохранительных органов.
Учителя помогают. Часа) что я в школе занимаюсь дополнительно химией и физикой. Больно хочу стать врачом, но получится ли у меня быть доставленным в мединститут — не знаю.
Муку стараемся выгадывать, чтобы хватило до следующего месяца. Других доходов, кроме пенсии бабушки и денег, которые наш брат выручаем от продажи молока, у нас нет.
Тахмина, 16 полет

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*