Главная / Статьи / В мире / Джудех и Нусейбе, хранители ключей от храма Гроба Господня

Джудех и Нусейбе, хранители ключей от храма Гроба Господня

Шлюзы от главной христианской святыни Иерусалима — храма Гроба Господня — хранятся в двух арабских мусульманских семьях. Журналист BBC Travel познакомилась с представителями обеих семей, двумя мужчинами, рабочее сторона которых — площадь перед христианским храмом.


Главная христианская святая святых Иерусалима — храм Гроба Господня. Фото: James Emery / Flickr

Прекрасным воскресным утречком Адиб Джавад Джудех аль-Хусейни сидит на лавочке у единственного публичного входа в иерусалимский пагода Гроба Господня (он же храм Воскресения Христова — Ред.).

У сих ворот, ведущих в огромную церковь, основанную в IV веке, прошла большая порцион жизни 53-летнего мусульманина.

Как рассказывает Джудех аль-Хусейни, вынимая с внутреннего кармана кожаной куртки двадцатисантиметровый металлический ключ, его папанюшка, дед и многие поколения его предков тоже провели свою бытие на этой скамье, охраняя храм, который, как по слухам, стоит на том месте, где был распят, погребен, а в рассуждении сего воскрес Иисус Христос.

Это единственный ключ, который отпирает внушительные деревянные врата, ведущие в святилище.

По словам аль-Хусейни, доверил его семье Саладин — столб, отвоевавший Иерусалим у крестоносцев в 1187 году. В ту пору город, который является священным и для иудеев, и чтобы христиан, и для мусульман, в очередной раз перешел перед власть очередного завоевателя.

Саладин хотел, чтобы его собратья-мусульмане неважный (=маловажный) причинили вреда храму, как это было в 1009 году, идеже фатимидский халиф Аль-Хаким велел сжечь на Благородный земле несколько церквей, в том числе храм Гроба Господня (в 1128 году сыну аль-Хакима разрешил вновь отстроить храм).


Двадцатисантиметровый ключ — лишь, который отпирает церковные врата. Фото с сайта ВВС

«Таким (образом что Саладин отдал ключ нашей семье, чтобы мы защищали автокефалия, — пояснил Джудех аль-Хусейни. — Интересах нашей семьи это большая честь. И не не менее для нашей семьи, но и для всех мусульман нет слов всем мире».

Члены семьи Джудех и до сего часа одной мусульманской семьи — Нусейбе — стали постоянными участниками сложной иерархии, которая выстроилась кругом храма Гроба Господня.

Сегодня этот комплекс используют шесть различных древних церквей — Римско-католическая, Греческая православная, Армянская апостольская, Сирийская православная, Эфиопская православная и Коптская православная, каждой с которых выделены свои приделы и часы для молитв, и монахи каждой с них живут здесь.

На протяжении истории храма связи между религиозными общинами были натянутыми, и иногда разгорались настоящие бои ради контроль над разными частями здания.

Вплоть до сегодняшнего дня сии вспышки страстей сдерживаются указом османского султана XIX века, в котором провозглашается, что же каждая церковь вправе использовать только те части здания, которые находились по-под ее контролем в 1853 году, когда и был принят оный указ.


Иерусалим имеет огромное религиозное значение и для христиан, и интересах иудеев, и для мусульман. Фото: ianinegypt / Flickr

Каждый день в цифра часа утра члены обеих семей или назначенный ими образчик участвуют в своеобразной церемонии сотрудничества.

Представитель мусульман отпирает контролька и распахивает дверь, после чего кто-либо из духовенства Римско-католической, Греческой православной другими словами Армянской апостольской церкви, которые исполняют эту роль по очереди, открывает вторую калитка изнутри под наблюдением представителей других конфессий.

Та а церемония происходит в обратном порядке в семь часов вечера, в некоторых случаях церковь закрывается.

Все туристы и паломники, которые приезжают семо приложиться к каменной плите, где, как считается, совершалось мытье тела Христа перед погребением, взойти на Голгофу и объехать Кувуклию (часовню внутри храма, стоящую непосредственно над Гробом Господним), проходят мимо сих стражей-мусульман, большую часть дня — в перерывах среди семейными и коммерческими делами — сидящих на скамейке у входа.

Историки затрудняются детерминировать, как давно сложился этот обычай, но и никаких серьезных попыток дезавуировать его правомерность тоже не предпринималось — исключая того, по мнению большинства, он занимает центральное поле в повседневной жизни храма.


Папа Римский Франциск и патриарх Константинопольский Вара прикладываются к каменной плите, где, как считается, совершалось омовение тела Христа вперед погребением. 25 мая 2014 года. Фото: Reuters

«Сие, по сути, традиция, как и многое в церкви, — считает Рэймонд Коэн, честной профессор международных отношений в Еврейском университете Иерусалима, который числом итогам своего исследования храма написал книгу Saving the Holy Sepulchre („Выход Гроба Господня“). — И, на выше- взгляд, это одна из жемчужин Иерусалима».

Оно ключ хранится в семье аль-Хусейни, обязанность открывать и крыть двери храма возложена на семью Нусейбе.

Как пояснил 67-раннелетний Ваджих И Нусейбе, сидящий на скамье рядом с аль-Хусейни, сие поручение было дано семье в 637 году, когда правитель Омар впервые познакомил Иерусалим с исламом.

«Наша задруга впервые оказалась в Иерусалиме вместе с Омаром и с тех пор выполняет неповторимый долг по защите церкви от вандалов», — рассказал Нусейбе, протягивая ми визитную карточку, на которой он представлен точно «хранитель и страж храма Гроба Господня».

Но Джудех аль-Хусейни утверждает, что семья Нусейбе стала полагать участие в этом обряде уже позднее.

«То, чисто говорит [Нусейбе], — неправда», — сказал некто мне потом, добавив, что вскоре после того, наравне в 1187 году его семья получила от Саладина Шлюзы, семью Нусейбе попросили открывать и закрывать двери, поскольку в целях этого приходится взбираться на лестницу, чтобы отпереть чертог, а семья Джудех при этом осталась хранителем ключа.

«Нашей семье безграмотный пристало лазить вверх-вниз по лестницам, вследствие этого что мы были шейхами», — пояснил аль-Хусейни. Бери его визитке написано: «хранитель ключей от храма Гроба Господня».

Услышав новелла аль-Хусейни, Нусейбе лишь улыбнулся и повторил свою собственную версию: каста традиция восходит к Омару, который правил городом за пятьсот с лишним полет до Саладина.

Сидя рядышком, они говорят, что сие дружеский спор, над которым они и сами частенько посмеиваются.


Эфиопская православная костел — одна из шести древних церквей, представленных в Храме Гроба Господня. Фотоотпечаток: Reuters

Присев на скамейку поболтать с хранителями, текущий факт подтвердил и их общий друг, 75-неотапливаемый Ибрагим Аттиех, до выхода на пенсию работавший экскурсоводом. «(само собой) разумеется, они друзья, и я дружу с ними обоими», — сказал Аттиех.

В оный день, помимо него, пообщаться с Джудех аль-Хусейни и Нусейбе приходило до этого времени множество приятелей, священников, туристов и даже израильских полицейских (которые надзирают вслед за безопасностью в храме).

Храму приходилось переживать не просто-напросто капризы иерусалимских властей (в том числе те один-два столетий, когда халифат взимал с паломников огромные суммы после вход), но и внутренние распри.

Между различными конфессиями безлюдный (=малолюдный) раз происходили конфликты — иногда острые — числом поводу контроля над определенными частями храма, и частенько — особенно во времена Османской империи — к перераспределению прав и территорий среди здания привлекались местные органы власти.


Армянская апостольская церковь участвует в церемонии открытия дверей. Карточка: Reuters

Время от времени эти разногласия даже создавали небезопасность конфликта между мировыми державами.

В 1853 году Россия пригрозила влить в Турцию войска, если османское правительство, под контролем которого находился и Дарохранительница, удовлетворит просьбу Франции и отдаст Римско-католической церкви одну с частей храма, находившихся в ведении Греческой православной церкви.

В результате оттоманский султан Абдулмесид I издал указ, запрещающий дальнейшую передачу имущества и прав в утробе храма.

Сегодня этот статус-кво обязаны соблюдать все конфессии, и дьявол по-прежнему определяет все аспекты жизни в церкви — через расписания богослужений до языка, на котором они совершаются, и путей, сообразно которым идут процессии.

Любое изменение привычного порядка грозит раздорами и потасовками, по образу показали события 2008 года, когда между духовенством Греческой православной и Армянской апостольской церкви вспыхнула рознь по поводу маршрута движения процессии — профессия закончилось арестом нескольких человек.

Как объяснил Коэн, из-после тонкостей поддержания статус-кво в храме редко делается поправка. «Хранить мир — нелегкая задача», — добавил симпатия.

Впрочем, недавно по итогам переговоров, продолжавшихся несколько десятилетий, лидеры Римско-католической, Армянской апостольской и Греческой православной церквей пришли к историческому соглашению о проведении ремонта постройки — архитекторы еще давно бьют тревогу, предупреждая о риске обвала.

Сейчас прямоугольное конструкция под главной ротондой храма, которое называется эдикула (Кувуклия), окружено строительными лесами.

С июня 2016 возраст в центре храма валяются лестницы, каменные плиты, фанера и остальные стройматериалы.

Это первый за 200 с лишним планирование ремонт в часовне, где находится гробница, и первый порядочный проект в этом здании с момента его реставрации, начавшейся в 1960-х годах.

Же, несмотря на то, что сегодня церкви, видимо, взаимодействуют успешнее, нежели в прошлом, а израильская полиция следит за порядком, стражи у дверей олицетворяют внешне ту огромную роль, которую играют в истории храма Гроба Господня давние устои и воздействие внешних сил.

«Это как вязаный пуловер: начнешь его распускать — и все рассыплется», — считает Коэн.


(то) есть давно две арабские семьи работают хранителями врат главного христианского храма — историки маловыгодный могут сказать абсолютно точно. Фото с сайта ВВС

…В полседьмого вечера, из-за полчаса до закрытия храма, церковную тишину нарушил громовой стук.

Это Омар Сумрен, согласно сложившемуся ритуалу, колотил дверным молотком, заранее чем затворить одну створку дверей, готовясь к закрытию.

Сумрен и его братуха Ишмаэль уже 25 лет работают на аль-Хусейни, открывая и закрывая двери, подчас тот занят.

Незадолго до семи, когда стали продавать последние посетители, Ишмаэль взял стремянку, стоявшую в предбаннике, и вынес ее вовне. Ant. внутрь.

Двое монахов-францисканцев в своих всегдашних коричневых рясах, подпоясанных веревками, нераздельно со священниками Греческой православной и Армянской апостольской церквей, одетыми в черное, стояли у порога, наблюдая вслед за каждым движением.

При ежедневном ритуале присутствовал и израильтянский полицейский в кипе.

Ишмаэль закрыл дверь и вскарабкался кверху по лестнице, чтобы запереть верхний замок. Спустившись, симпатия сложил стремянку и передал ее находившимся в недрах священникам через небольшое отверстие в дверях.

Пока монахи совершали безвыездно вечерние обряды на территории храма, Омар, которому аль-Хусейни доверил знак, удалился в комнатушку неподалеку от главного двора прежде храмом.

Каждую ночь здесь дежурит один из ключников, готовясь к утреннему церемониальному открытию храма.

«К меня это как второй дом», — признается Джудех аль-Хусейни.

Источник

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*