Главная / Статьи / Новости / Белоруска переехала в Москву и превратила хобби в бизнес, которым пользуются российские знаменитости

Белоруска переехала в Москву и превратила хобби в бизнес, которым пользуются российские знаменитости

Белоруска переехала в Москву и превратила слабость в бизнес, которым пользуются российские знаменитости

Находящимся у границы с ЕС брестчанам привычнее ездить и ажно уезжать в Польшу. Дизайнер украшений Наталья Марцишко два с половиной годы назад поехала из родного Бреста в противоположном направлении — в Москву. С мужем, скромным финансовым запасом и амбициозными планами в соответствии с развитию собственного бренда авторских украшений. За это время возлюбленная успела обзавестись шоу-румом в центре мегаполиса и дразнит подписчиков в Instagram фотографиями модного эксперта Эвелины Хромченко, одежду которой украшают Наташины брошки. Автор поговорили с дизайнером в надежде узнать белорусский секрет выживания и ведения бизнеса в российской столице.

Навстречу с Наташей на родной земле пришлось планировать заблаговременно. В Беларуси возлюбленная сейчас бывает нечасто — как правило, специально приезжает для участия в столичных модных маркетах, идеже ее украшения из органического стекла под названием Votre Perle продаются в уровень с другими крафтовыми вещами белорусских дизайнеров.

Во-первых, с минских дизайнерских выставок-продаж поздно ли-то и началось развитие ее собственного дела. А во-вторых, в настоящее время это почти единственная возможность продолжать вживую общаться со старыми и новыми белорусскими клиентами, многие с которых специально приезжают на ярмарку познакомиться лично. «Вопрос финансовой выгоды сих поездок для меня не столь важен. Я просто не могу мало-: неграмотный приехать, особенно когда знаю, что меня здесь ждут», — говорит Наташа.

Пишущий эти строки встречаемся с дизайнером в Минске в воскресенье вечером сразу после закрытия двухдневного рождественского маркета. Изложение уже отлажена: Наташа приехала в субботу утром, как раз к открытию. Двум дня работы «за прилавком» — и снова ночным поездом в Москву. Потому-то что вся работа, шоу-рум и основное онлайн-общение с заказчиками — кончено теперь там.

— Когда я переехала в Москву, у меня даже Instagram безлюдный (=малолюдный) было, я не понимала, что это и зачем он нужен, — вспоминает Наташа свое отторжение Первопрестольной. — А потом оказалось, что там вообще вся работа посредством телефон делается. Расстояния огромные, все вечно заняты, поэтому хоть шоу-рум в центре города в двух минутах от метро — сие еще не гарантия известности твоего бренда. А вот найти в Instagram красивое камея, там же списаться с дизайнером и заказать сережки или брошку для дом с доставкой курьером — вот это работающая схема.

Поэтому поначалу у Наташи в Москве появились Instagram и онлайн-заказы, а только спустя неуд с половиной года она вскладчину с еще несколькими российскими дизайнерами открыла бери Кузнецком мосту совместное творческое пространство.

— А знаете, как люди частенько попадают к нам впервые? Через тот же Instagram. Типичная чтобы этого города ситуация: сидит человек в кафешке, у него есть полчасика свободного времени. Чем заняться? Берет телефон, по геотегам «пробивает» любопытные места разве ивенты вокруг — и вот он уже у нас в шоу-руме, заскочил «между делом».

Интересах Минска и тем более для Бреста, откуда Наталья родом, таковой подход к шопингу как минимум нетипичен. И хоть о многих тонкостях жизни и развития собственного положение в российской столице она еще до недавнего времени имела жестоко отдаленное представление, подспудное желание переехать в крупный мегаполис, говорит, возникло (раньше. А когда решила серьезно заниматься дизайном украшений и развивать свой бренд, любовь превратилось в конкретную цель.

— Я училась на художника-педагога в Брестском государственном университете, однако нынешнюю нишу — изготовление украшений из органического стекла — я выбрала отнюдь не сразу, — рассказывает Наташа. — За время учебы мы перепробовали вдоволь разных ремесел, но о работе с новыми материалами вроде оргстекла alias полимерной глины, конечно, даже не слышали. Невозможность достать нужные материалы по своему усмотрению меня подстегивала к развитию еще больше.

Это сегодня фраза «белорусские дизайнеры» важно как что-то само собой разумеющееся, а модные маркеты с возможностью откупить авторское платье, сумку или украшение стали рядовым мероприятием с толпами людей. А на) все про все пять лет назад это были штучные кулуарные ивенты кроме массовой рекламы и с лимитированным количеством участников. Ругательное слово «бизнес» употребительно к продаже крафтовых дизайнерских изделий не применялось и подавно.

— Чтобы поучаствовать в первом таком маркете, я самую малость дней вслепую перерывала социальные сети, пытаясь найти хоть какую-ведь информацию. Понятно, что в Бресте с подобными маркетами было сложно, да в Минске же что-то должно было проходить. Так я всеми правдами и неправдами узнала о готовящейся первой выставке-продаже «Цех 32». Приехала тама с украшениями «на пробу». К моему собственному удивлению, отзывы о них были хорошие, множество. Ant. меньшинство изделий было распродано. Все это укрепило веру в себя. После этого я и поняла, что могу и буду заниматься дизайном всерьез.

В реальности по сей день оказалось немного дольше и сложнее. Только год назад, прожив один с половиной года в Москве, Наташа смогла сконцентрироваться на развитии дизайнерского обстоятельства на все 100%. Все время до этого изготовление украшений приходилось накладывать с «настоящей» работой в отделе продаж, которая давала финансовые возможности в (видах жизни.

Доходы, получаемые от непостоянной продажи брошек и колье, подобно ((тому) как) правило, шли на покупку новых материалов для очередной коллекции. Якобы говорит сама Наташа, это нормальная практика для многих новичков в белорусском дизайнерском деле. С праздник лишь разницей, что кого-то такая ситуация ломает, а кому-в таком случае удается пережить этот этап развития без потери желания двигаться дальше.

— Какое-то время после университета я занималась разработкой декора для одном из брестских швейных предприятий — а они до сих пор слывут передовиками белорусского легпрома. Окромя того, что это была практика и опыт работы по профессии, швейное фирма стало отправной точкой для моего нынешнего дела. Там ми в руки впервые попало довольно редкое тогда органическое стекло, изо которого я сделала свою первую брошку для платьев этой фабрики. Начинай и понеслась…

Коллекции украшений, которые дизайнер выставила на минских маркетах, приняли для ура: оргстекло было в новинку, и одним только этим изделия вызывали истинный интерес. Но даже несмотря на востребованность дизайнерских украшений, бросать все и заниматься только собственным делом все еще было где там.

— Если честно, то я не представляла себе развитие своего состояние в Бресте, где я жила вплоть до переезда в Москву. И речь безграмотный только о деньгах, хотя фактор кризиса и был немаловажным. Речь об идеях и о стимулах. Ми было слишком мало пространства: все друг друга знают, на гумне — ни снопа того мегаполисного драйва, который сейчас заставляет меня постоянно фигли-то придумывать и двигаться вперед.

Решение о переезде Наташа принимала неразлучно с мужем наперекор родственникам, которые не могли понять странное вожделение пары уехать с насиженного места в пожирающую неизвестность. И до сих пор они удивляются, точь в точь можно было променять собственную квартиру и стабильную работу в уютном Бресте получай съемную «однушку» и сомнительные карьерные перспективы в грязной Москве.

— Разумеется, автор этих строк уже не были наивными студентами, — говорит Наташа. — К переезду готовились серьезно: поговорили с несколькими семейными парами, которые перебрались в Россию незадолго поперед нас, собрали денег на первое время. Но во многом, естественное, это была авантюра. Тех же накоплений нам хватило неважный (=маловажный) более чем на месяц обустройства и жизни в Москве. И мне, и мужу, ясно, пришлось ускориться с поиском работы.

К множеству объективных сложностей, связанных с переездом в новую страну, добавился пока и экономический кризис. Просевший российский рубль ощутимо ударил по московскому рынку дизайнерских вещей, и из чего явствует понятно, что в ближайшее время украшения не смогут приносить неизменяющийся доход.

— В Москве ведь до этого были отличные дизайнерские маркеты, которые привлекали в навал людей, благодаря чему развитие могло быстро идти в гору, — вспоминает Наташа. — Тематические, в крупнейших торговых центрах. Коренной же маркет, в котором я приняла участие после переезда из Беларуси, оказался не думано — не ведано провальным, благо хоть аренду мы отбили. Сами местные дизайнеры ходили и ужасались пустоте в торговых рядах. Может, кого-так это и должно было огорчить, но мне, наверное, просто было безвыгодный до этого: нужно было найти работу, привести в порядок съемное жилье, развести Instagram, в конце концов.

Многие крупные и мелкие бизнесмены, рассуждая о переломных моментах в развитии собственного обстановка, часто говорят одну и ту же вещь: мол, оно до настоящего времени получилось само собой. Наташа хоть и предпочитает не называть свое крафтовое акция масштабным словом «бизнес», но с таким явлением тоже столкнулась. Да мы с тобой приготовились слушать долгий рассказ о том, как белорусский дизайнер стучалась со своими украшениями изо оргстекла в двери известных стилистов, прежде чем украшения Votre Perle заметили бери передаче «Модный приговор» и белорусские брошки стали постоянными атрибутами образов героев проекта. Да рассказ о птице счастья (или, точнее, о тигре удачи) получился по непредвиденным обстоятельствам коротким.

— Я не знаю, как так вышло, честно, — смеется Наташа. — Я демократично планомерно работала над своими украшениями, над продвижением своего бренда в соцсетях. Делала до сих пор как все. А однажды случай свел меня в салоне красоты с визажистом, которая по мнению совместительству, как выяснилось позже, была стилистом «Модного приговора». Вотан из следующих визитов в салон совпал с каким-то праздником, и я подарила ей одну с своих брошек (у меня в сумке всегда лежит несколько моих изделий «на подарки»: люблю являть презенты знакомым). Ну и забыла.

А дальше сработала фортуна: визажист надела брошку в работу, коллеги сделали ей комплимент. А через какое-то миг стилисты передачи обратились к Наташе как к дизайнеру Votre Perle из-за одним из украшений для образа очередной героини проекта, вслед за (тем еще за одним — и вот теперь украшения из оргстекла мелькают бери «Первом» с завидным постоянством. А одна из брошек — в виде тигра — поселилась в личной коллекции украшений Эвелины Хромченко.

— Ни духу, лично у меня из рук в руки она, конечно, ее неважный (=маловажный) покупала. Брошка попала к ней через стилистов. Но все так же это потрясающее ощущение — видеть свою работу в гардеробе известной своим безукоризненным стилем сплетня. Проснулась ли я знаменитой? Нет, конечно. Но точно могу выдавить из себя, что после этого сделала уже больше сотни таких брошек получи заказ. Учитывая, что работаю я одна, эта «кошачья слава» далась трудно, — смеется Наташа.

Как ни парадоксально, существенно проще рабочая долголетие от этого не стала. Квартира по-прежнему съемная, а к списку расходов получай дорогую московскую жизнь все еще не прибавились пункты с пометкой «лакшери». Не без того, бесспорно, развитие собственного дела стало обрастать своими плюсами: российская народ благоволит вещам с оттенком звездности, поэтому сейчас Наташа довольно что получает заказы с формулировкой «хочу как у Хромченко» или «хочу точь в точь в „Модном приговоре“».

Возросшее число заказов и их постоянство позволили дизайнеру годок назад сделать главное — отказаться от посторонних подработок и полностью скопиться на развитии своего бренда. Шоу-рум в центре Москвы, тот или другой Наташа сейчас делит с еще несколькими московскими дизайнерами, стал крайней — да не последней — ступенькой развития дела.

Василиса Володина, астролог с «Давай поженимся»

— Возможно, в понимании многих людей моя нынешняя «стабильность» безмерно далека от той, к которой привыкли стремиться в моем родном Бресте. Безусловно, у меня нет в собственности московской квартиры и неизвестно, когда она появится. В этом месте $500 хватает, чтобы вовремя заплатить по всем счетам и лимитировать концы с концами без особых излишеств. Но однозначный плюс изменений в моей жизни — сие обновленная система ценностей и уровень стремлений. Мне искренне нравится век вековать в «большом грязном мегаполисе», где каждый день — это борьба. Затем что что в первую очередь это борьба с самим собой.

О конкуренции Наташа говорит возьми удивление спокойно. Все решает то же пространство: когда его безгранично много, уверена дизайнер, места хватает всем. Даже в такой узкой нише, словно производство украшений ручной работы.

— Здесь даже бессмысленно сравнивать цены, благодаря тому что что каждый работает в своем сегменте и стоимость вещей не на (веки (вечные является определяющим фактором. В любом случае в итоге выживают только тетюха, кто сумел влиться в ритм.

За два с половиной года в мегаполисе белорусский конструктор открыла для себя новую форму конкуренции — не с коллегами в соответствии с цеху, а с самой жизнью:

— Знаете, какое главное отличие покупателей в Москве с наших? Ненасытность. Ты, кажется, и так работаешь за двоих, постоянно что-то продумываешь, делаешь… А тебя все равно каждый ультимо спрашивают в Instagram: а что новенького, а когда новая коллекция? И именно сие заставляет шевелиться. В городе, который живет 24 часа в сутки, твоя милость не имеешь права работать в каком-то в другом ритме. И сие самый лучший стимул, чтобы расти над собой.

Источник

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*